«Играть от чистого сердца и с душой» интервью Майи Павловой с Александром Марцинкевичем

«Играть от чистого сердца и с душой» интервью Майи Павловой с Александром Марцинкевичем

  1. А. Марцинкевич — Короткие истории из жизни цыган 1
  2. А. Марцинкевич — Короткие истории из жизни цыган 2
  3. А. Марцинкевич — Короткие истории из жизни цыган 3
  4. А. Марцинкевич — Короткие истории из жизни цыган 4
  5. А. Марцинкевич — Короткие истории из жизни цыган 5
  6. А. Марцинкевич — Короткие истории из жизни цыган 6


Наша беседа с Александром Марцинкевичем проходила сразу же после очередного прогона юбилейной программы. Саша, немного уставший, но как всегда доброжелательный ждал меня на репетиционной базе коллектива. Музыканты еще не успели разойтись, а потому, чтобы не мешать своими сборами, присели на лестнице, да так и остались послушать своего бессменного руководителя. К нашей беседе присоединился и барабанщик группы Арсен Израилов.
— Чем отличается А. Марцинкевич сегодня, от того, молодого человека, каким ты был 20 лет назад?
А. Марцинкевич: – Человек с годами становится или мудрее, или дурнеет. Я думаю, что повзрослел, но душой все тот же. Не влияют на меня годы, но меняется во мне музыка. Немножко по-другому стал на нее смотреть, глубже, замечать какие-то вещи и недостатки. Раньше, я приходил на студию и долго не думал. Записывал и попадал в точку. А сейчас каждую мелодию просчитываю, проигрываю в голове, в душе вынашиваю. Вот в этом я изменился. Могу переписывать по нескольку раз. Вот песню «Твои глаза» одиннадцать раз, например.
— Ты превратился в перфекциониста. В человека, стремящегося к идеалу.
А.М. — Сейчас я к своей музыке отношусь более серьезно. Для меня каждая песня как ребенок.
— В таком случае, какие отношения у тебя, как у родителя, с ними складываются?
А.М. — Песня «Цепи» — это мой самый любимый ребенок, который дал нам путевку в жизнь. Благодаря ей мы стали популярными. Хотя сколько раз ее переделывали! Понимаете, если музыкант считает, что чего-то достиг в музыке, — то тогда он погиб. А когда человек находится в постоянном поиске – это значит, что он дышит, творит. И может многое сделать. У меня еще есть мысли, идеи, повороты. Ну и что, что они могут быть не в ту сторону? Я должен идти, пусть и не со временем в ногу, могу немного отставать, не так модно звучать, но главное, во мне живет музыка и мелодия и это кайф!
— Кто из музыкантов для тебя служит примером в творчестве?
А.М. — Это Здравко Чолич, мой любимый югославский певец. Он поет так, что мурашки по коже. Его песни близки мне по духу и по ритму. Болгарская певица Лили Иванова. Я люблю такую музыку и даже могу что-то черпать из нее, не побоюсь этого слова. Они оба исполняют цыганские песни, и таким образом получается цепочка, которая нас связывает.
Арсен Измаилов: — И болгарская, и украинская, и восточная музыка, в принципе это все нам близко, потому что мы…
А.М. – Мы цыгане! (Смеются). Расскажи байку, которая появилась про меня.
А.И. – Как-то приходит Саша на репетицию, приносит песню. Только что сочинил, глаза горят, еще толком ничего не сложил. Музыканты ему говорят: «Саша! А давай между этими кусками чего-нибудь вставим, потому, как они рядом друг другом не живут»! Саша встает в позу и говорит: « Мы, цыгане, в музыке можем позволить себе все»! После этой истории проходит два – три года, Саша снова приносит новую песню, говорит: «Вот, не знаю какой ритм подобрать». Мы с басистом качнули такой американский фанк. Саша восклицает: «Так не по ромалэ, не по цыгански это»! – Теперь мы с басистом встаем в позу и отвечаем: «Мы, цыгане, в музыке можем все»! (Смех).
— Саша, у тебя большой коллектив, 20 лет ты держишь его в ежовых рукавицах. Как ты с этим справляешься?
А.М. — Я отношусь к своему коллективу как к семье. Это один организм. Друг без друга никуда. Если нет барабанщика, то это уже все, не семья.
А.И. – У меня ни один брак столько не продержался, сколько я работаю в группе. (Смех).
А.М. – Я с одной стороны для всех могу быть жестким, а с другой для всех и брат, и сват, и отец…
А.И. — Если что-то случается, какие-то неприятности или беда, Саша приедет и поможет. Если не может сам, то позвонит нужным людям, чтобы посодействовали…
А.М. – Я могу с гордостью сказать, что продержать огромный, 16 человек коллектив, не каждый сможет. Тем более, что в наше время это очень тяжело. Особенно когда мы едем на гастроли, то нам часто говорят: «О, ребята, вас так много. Давайте сократите группу на 5 – 6 человек». Я говорю: «Нет. Или мы едем все или никто». Это моя принципиальная позиция.
А.И. – Мы, мужики музыканты, где-то еще можем себе позволить поработать. У девчонок в цыганском обществе это сложнее, они не могут куда-то выходить, очень зависимы. А потому Саша старается их тоже куда-то привлечь, чтобы без куска хлеба не сидели.
А.М. – В этом и есть наша ценность, и поддержка. Во-первых, мы друг друга уважаем, ценим, считаемся. Как и в любом большом коллективе есть ссоры, размолвки, но это ничего страшного. Я не помню, чтобы у нас была ситуация, когда все переругались. Могу с гордостью сказать за своих людей, что все ребята талантливые. А сейчас у нас еще и молодежь появилась.
А.И. – Гитарист и клавишник. И парни работают. И будут выше нас, потому что мы играем попсовую музыку для обычного слушателя. А ребята играют джаз и стремятся наверх и из них со временем получатся мировые звезды. Я уверен. А басист у нас мега-крутой человек. Он еще вырастет.
— Пришло время воспитывать новое поколение?
А.М. — Ну, так получается.
— Что тебе помогает принимать решения в трудных ситуациях?
А.М. – Однажды была у нас в коллективе такая история, когда один из музыкантов начал сильно пить. Я простил его один раз, второй. После третьего прокола я убрал этого человека из коллектива. Он просил прощения, умолял, и в душе мне его было жаль, но я принял решение. Руководитель должен быть жестким.
— Что ты больше всего не приемлешь в людях?
А.М. – Вранье, когда человек не отвечает за свои слова, когда неуважительно относится к своим коллегам, позволяет себе сильно опаздывать на репетиции. Если это происходит 2 – 3 раза человек вылетает из коллектива.
А.И. – Но это, как правило, редкость, потому что людям интересно, они держаться за свои места. Если только происходит форс-мажорная ситуация. Не смотря на то, что в последнее время у нас наблюдается небольшая текучка, сменилось несколько музыкантов.
А.М. – Сам костяк держится уже 20 лет.
— Как твои дети, когда были маленькими, относились к твоему творчеству и что сейчас с ними происходит?
А. М. — Они впитывали музыку. Все репетиции и аранжировки тогда проходили у меня дома. Как только начинала звучать музыка, они игрушки бросали, начинали слушать, подпевать. И теперь, когда дочки повзрослели, то уже сами выпустили два альбома. Кристина сочиняет замечательные стихи, с Ангелиной они великолепно поют, а я для них пишу музыку. В больших концертных залах выступают с нами. 4 апреля у нас будет выступление в БКЗ «Октябрьский» и они будут вместе с нами зажигать.
— Саша, когда ты плакал в последний раз?
А.М. – Я плакал очень сильно, когда потерял друга Славу. Все рыдали. Это были слезы горя, слезы печали, потому что такого человека мы уже не встретим в своей жизни. Он настолько был предан своему делу, что я ни разу не слышал от него, что: «У меня температура. Я сегодня не приду». Прошел уже год, как его нет. Слава Полосьмаков наш клавишник, который пробыл с нами 20 лет, безумно талантливый человек и очень многое сделал для коллектива…
А.И. – Он и слепил тот самый саунд группы, который приняли люди. Это Славкина заслуга. Сашины тексты, песни, харизма и подача на сцене, и звук, который Слава делал дома, практически на коленках, на кухне у него стоял компьютер. Мы сидели, искали саунд: «Послушай, а барабан так может звучать? – Не знаю. Вот сейчас в Интернете посмотрю, вдруг найду что-то». Через какое-то время: « Алле! Это Слава! Я тебе сейчас звук пришлю, Марцинкевичу вроде понравился». Могли в любое время могли приехать друг другу домой, ни жены, ни дети, ничего не останавливало. Мы работаем, дело делаем!
А.М. – Я мог Славе позвонить в три ночи: «Мелодию придумал! – Саша, ты на часы смотришь? – Какое время? Работать надо! Мелодия пришла». И я ни разу не слышал с его стороны: «Саша, давай завтра». Он вскакивает, и мы начинаем сочинять по телефону. Вот в этом и есть ценность группы, что позвонил в любое время, а человек всегда готов.
— Перед концертом в БКЗ у вас будут небольшие гастроли, несколько площадок. Вы делаете это специально, чтобы обкатать программу?
А.И. – Сейчас у нас активно идут репетиции, мы делаем новые вещи. И потому нам нужно поиграть на публику, чтобы посмотреть, как пойдет. Это всегда хорошо, когда программа сначала обкатывается, тогда отсекается все лишнее. Мы смотрим на реакцию людей. Вот эта идея выстрелила, это пойдет. А на каком-то концерте произошла ерунда, например, струна порвалась, а до финала песни осталось немного. И чтобы его не ломать, не останавливаться, начинаем играть с залом. Потом эту находку можно использовать уже в следующем выступлении. Конечно, мы ее причесываем,
чтобы она прозвучала. Однажды у нас в Сочи электричество вырубило. Концерт был вечерний, работали мы в парке аттракционов, и в прекрасный момент один из них внезапно выключился. По всему парку произошел жуткий скачок напряжения, в зале погас свет, у звукарей в аппарате выгорел один канал, через этот канал по шнуру сгорают Славкины клавиши, его трясет током. Он становится похож на одуванчик со своими длинными седыми волосами и дым от него идет. Остался барабан, девчонки взяли бубен, ребята – акустическую гитару, чтобы публику не бросать и стали тянуть время, пока электричество не включили.
— Какая твоя самая хорошая черта?
А. М. — Я всегда свое дело довожу до конца. Никогда не останавливаюсь на достигнутом. Всегда иду вперед, как бы ни было тяжело, не опускаю руки. Я верю в хороший день, в хороший концерт. Еще одна моя черта – умею дружить, ценю дружбу, и всегда стою горой за друзей.
— Ты можешь рассказать о своем самом лучшем моменте в жизни?
А.М. – Самый лучший момент в моей жизни связан с музыкой. Судьба меня свела со Славой и со всеми ребятами, с которыми я сейчас нахожусь. Это моя жизнь, судьба, семья, детище и то, что у меня есть на сегодняшний день.
— Что тебя вдохновляет и придает сил?
А.М. — Для того, чтобы я мог писать музыку, в моей жизни должно постоянно что-то происходить. Увидел красивую девушку, заплаканные мамины глаза, поссорился с любимым человеком и все! Во мне сразу начинает звучать музыка. Или концерт прошел круто, и я весь на подъеме, вижу, как люди аплодируют нам стоя. Однажды была такая история. На концерте была девушка, сидела в инвалидном кресле и вдруг она встала! Муж ее был в шоке. Вот как после этого музыку не написать? Ведь ты человеку своим творчеством сделал хорошо. Это эмоции, а вся музыка построена на них. И если их нет, то и музыки тоже нет.
— Какой самый ценный совет в жизни ты получил?
А.М. — На самом деле советов много и все они разные. Но первое – не возгордись. Будь ближе к людям. И всегда протяни руку тому человеку, которому нужна помощь.
— Каким ты видишь себя и свое творчество через 20 лет?
А.М. — Молодым, красивым, успешным. В своем уме. Мы все процветаем, наслаждаемся жизнью – только таким я себя вижу.
А.И. – Любой музыкант конечной цели себе не ставит никогда. Почему? Потому что интересен сам процесс. Если человек ставит себе цель заработать миллион долларов он к ней идет. Чем он занимается при этом – это ему не важно. А когда человек сочиняет музыку, творит, придумывает, то болеет душой за это. И сам процесс его захватывает и увлекает. И я думаю, что любой музыкант, актер, художник считает, что счастье это тогда, когда ты можешь заниматься своим любимым делом и не думать о проблемах.
— Что ждет зрителя 4 апреля в БКЗ «Октябрьский»?
А.М. — В первую очередь, мы будем играть от чистого сердца и с душой, как для своих лучших друзей. Искренне, честно, открыто, по живому, по родному и по душе.

Беседовала Майя Павлова.

Комментариев нет.

Ответить

Очистить все поля